Через льды на Ямал или как утопить машину в ледокольном следе. Часть 4.

Spread the love

Здравствуйте. Александр Валерьевич?
— Да-а…
— Вас беспокоит Арктическое управление пограничной службы России…
По лицу потёк холодный пот, а руки стали влажными. Неужели так быстро работают?! Десять минут, и всё пробили. И номер машины, и телефон…
— Слушаю вас, — промямлил я дрожащим голосом.
— Ваши пропуски готовы. Можете забирать по адресу: Мурманск, улица…
Дальше я уже не слышал, чего мне там говорили… Ёшкин кот! Это же надо было так совпасть! Эта тётенька специально подбирала момент, когда позвонить?!

После такого внезапного получения порции адреналина, мы, выдохнув и расслабившись, ещё долго ездили туда-сюда, любуясь танкерами и терминалом в лучах заходящего солнца. Эх, знали бы мы тогда, что солнышка больше в этой поездке не увидим, и что уже завтра, при первом же нашем приближении к полуострову Ямал, нас накроет белой мглою и метелями на долгие две недели.

Справа от танкера «Штурман Альбанов» видно многофункциональное аварийно-спасательное судно «Балтика». Очень необычное судно, потому что имеет ассиметричный корпус – один борт прямой, а другой выпуклый. «Балтика» может двигаться и колоть лёд до метра толщиной не только передом или задом, но и боком. Тем самым может делать канал до 50 метров шириной. Для справки, самый большой в мире ледокол «50 лет Победы» делает канал всего 30 метров, а ширина танкеров доходит до 45 метров.
Справа от танкера «Штурман Альбанов» видно многофункциональное аварийно-спасательное судно «Балтика». Очень необычное судно, потому что имеет ассиметричный корпус – один борт прямой, а другой выпуклый. «Балтика» может двигаться и колоть лёд до метра толщиной не только передом или задом, но и боком. Тем самым может делать канал до 50 метров шириной. Для справки, самый большой в мире ледокол «50 лет Победы» делает канал всего 30 метров, а ширина танкеров доходит до 45 метров.

Пришлось «щупать» ледобуром лёд, потому что при попытке приблизиться к берегу оказалось, что мы отрезаны от него достаточно свежими разводьями метров по двадцать шириной и с толщиной льда не более 25-30 сантиметров. Похоже, что из-за постоянного движения ледоколов, ледовые поля откалываются и смещаются. И только благодаря крепкому морозу, нам удалось эти разломы переехать по достаточно тонкому льду.

А под самым берегом шла огромная прибрежная трещина, которая при первом приближении выглядела как трёхметровый неприступный забор. Но всё это мы достаточно беспроблемно миновали, хотя поначалу казалось, что мы останемся жить на льду губы.

От посёлка Мыс Каменный идёт обслуживаемый зимник в Салехард. Который где-то должен соединиться с зимником, идущим из посёлка Сеяха. Но это получается очень большой крюк. Поэтому мы, миновав разводья и трещины, приблизились к берегу и решили попробовать не выезжать на берег и не ехать по скучным зимникам, а попробовать пройти в посёлок Сеяха прямо по льду, тем более там же вдоль берега куда-то шёл хоть и одинокий, но относительно свежий след Трэкола.

На улице уже стемнело, и мы какое-то время двигались в полной темноте при свете фар. И вдруг, увидели светящееся окно в стоящем на берегу балке. Ну мы по простоте своей душевной и повернули «на огонёк». Но свет тут же потух, а из балка выбежал человек, прыгнул на снегоход и без света и в полной темноте помчался ко второму балку с таким же светящимся окном. Там тоже свет сразу потух, а вокруг замелькали какие-то тени. Все события развивались очень стремительно и неожиданно для нас. У меня от происходящего ёкнуло сердце и по телу пробежали мурашки. Вдруг стало понятно, что нам здесь не просто не рады, а, чего хуже, готовы с нами ещё и расправиться. И теперь уже пришло наше время улепётывать подобру-поздорову. И гнали мы потом полночи, наверное. День выдался ярким на события, и поэтому о какой-то остановке на сон очень долго никто даже не думал.

На следующий день мы приехали в посёлок Сёяха (местные произносят как СейхА, с ударением на «А»). Это самый северный населённый пункт на полуострове Ямал. В своё время был центром развития и изучения полуострова. Сейчас это, для своего расположения и отдалённости от ближайших дорог и городов, достаточно благоустроенный и приятный посёлок. Ряды новых домов, современные школа-интернат и районная больница, строятся ещё несколько жилых многоквартирных домов.

К сожалению, как только мы ступили на полуостров, погода сразу испортилась. Началась метель и бесконечная облачность. И так продолжалось все десять дней, что мы провели на Ямале. Поэтому двигаться дальше по льду вдоль побережья уже стало тяжело из-за отсутствия видимости. Да ещё нас напугали, что тот Трэкол, след которого мы видели, где-то прямо перед Сеяхой провалился в наледь, что-то там себе оторвал, и его потом доставали два дня. И что дальше мы точно не проедем, и посоветовали ехать по зимнику. А ещё с Сеяхи и далее везде нас начали предупреждать, что завтра обещают сильную пургу, и чтобы мы оставались её пережидать именно здесь. Сначала нам это сказали в Сеяхе, потом в посёлке сейсмопартии, в Сабетте, на фактории в Тамбее. И только по прошествии километров, наверное, пятьсот после первого предупреждения нас наконец-то накрыло по настоящему.

Сделав эту фотографию, я заскочил обратно в машину, и штурман тут же меня подловил, засняв на видео.

В какой-то момент мы совсем перестали понимать, где верх, где низ. Но как бы там ни было, шли мы хоть и абсолютно вслепую, но по обслуживаемому зимнику, поэтому расстояние до нужной нам буровой хоть и очень медленно, но неумолимо сокращалось. И уже глубокой ночью мы упёрлись в большой сугроб, из которого торчала выхлопная труба какого-то трактора.

Утро нас встретило полностью заметёнными вагончиками и такой же засыпанной снегом техникой. Народ откапывал друг другу двери, чтобы выбраться на улицу, а чтобы попасть в столовую, пришлось поработать сначала бульдозеру, а потом коллективно лопатами.



Обязательные поля помечены * *

*